13.02.2020

Односельчане

Описывать наших кащёнских жителей можно бесконечно. А насколько всё это объективно? А на что я имею право? А имею ли? А надо ли это вообще? Проходит время, взрослеешь-стареешь, а односельчан уже почти и нет... Должны лишь оставаться почтение и уважение к жившим здесь и созидавшим. Не иначе!

52791581.jpg

Никитин

Василий Васильевич

В любой деревне есть и люди заметные, которые всегда на виду, и «серые мышки». У нас в Кащёнках Никитин В.В. однозначно относился к первым. Был народным заседателем районного суда, работал дежурным по станции, и во всех деревенских делах — заметная фигура. Социально активный как сейчас говорят. Мужиком он был «зверски» работящим и трудолюбивым. Но при этом и язык у него хорошо работал — за счёт своей говорливости мог переспорить очень многих.

Лексикон Василия Васильевича особой «цензурностью» не страдал, и речи его, слышные издалека, были «пёстрыми и многоцветными».

Вместе со своим братом Алексеем, с семьями и стариками-родителями, они приехали в Кащёнки из Торопецкого района, где работали в колхозе. Произошло это давно, когда я ещё только начинал учиться в школе.

Запомнилась в Никитине одна примечательная деталь — штаны, заправленные в носки, и кеды. Не один он так ходил, но почти постоянно — только он. Многие его именно таким и вспоминают.

Как-то так получалось, что быки рождались чаще у его коров, и вся деревня к нему водила своих кормилиц «гулять». За плату, разумеется. Это кровосмешение на протяжении немалых лет и привело к тому, что сначала начали падать удои, потом пошли какие-то болезни, и стадо стало почти вырождаться.

Впрочем, такое происходило не только в Кащёнках. Местных жителей становилось всё меньше и коров выводили...

Интересно, что даже на дальние покосы Никитин ходил с одной косой. На мой вопрос, не боится ли он случайно её сломать и потом идти домой за другой, Василий категорично заявлял: «Никогда ещё не случалось такого!». Мы с отцом косить ходили только с тремя косами, и дважды или трижды сменная мне пригождалась... Как-то заготовил Никитин большие осиновые брёвна и «подрубил» ими хлев. Пропитавшись навозной жижей, они не гниют очень долго. До него этого у нас никто не делал.

Такому мужчине, конечно же, обязательно нужен был сын, чего он очень хотел. Но судьба послала ему четыре дочери! Когда родилась последняя, он громогласно шутя заявил, что завязывает... на узел и больше они с Марией экспериментировать не будут...

Зато дочки их, выходя замуж, стали рожать ему внуков, подряд!

Дроздов

Николай Иванович

Работал Николай Иванович на нашем Кащёнском нижнем складе леспромхоза старшим мастером. Всегда уравновешенный и спокойный, он редко с кем ссорился и у всех пользовался уважением. Его жена Матрёна была скромной домохозяйкой.

С ними в доме жила ещё мать Матрёны, Варвара Черцова.

Николай Иванович был ветераном войны, имел боевые награды.

Ходил он на работу мимо нашего дома, и я хорошо помню его, солидного, всегда хорошо выбритого. Почему-то видится мне его коричневый пиджак с карандашами и ручками в нагрудном кармане...

Была у Николая Ивановича небольшая слабость — нечастые «нарушения спортивного режима» на некоторое время... Бывало, что дело это затягивалось, и директор леспромхоза переводил его в рабочие. Наверное, «пониженный» не очень отчаивался, оставаясь таким же добродушным. Ходил так же, по той же дороге, в таком же благожелательном настроении, но только в рабочей одежде и с колом на плече.

Дело в том, что инструмент этот для работы с брёвнами был у каждого рабочего свой, индивидуальный, самим и под свои руки сделанный. На складе его нечасто оставляли, ходили с ним домой. Кстати, с работы с пустыми руками старались не ходить, часто что-нибудь несли. Но не наглели и деловую древесину не таскали, а брали нечто некондиционное на дрова (много ли унесёшь на плече?) или берёсту на растопку. Дрова выписывали в бухгалтерии, правда, брали ощутимо больше... С пиломатериалами было построже, но и их можно было оплатить и вывезти.

Производство Дроздов знал хорошо, был дельным организатором и пользовался авторитетом. Вот такого знающего руководителя участок вдруг лишался... Мастер нижнего склада Раиса Алексеевна Фёдорова уверенно чувствовала себя и на своём месте, и замещая Николая Ивановича, но женщиной ведь была, и эмоции иногда мешали...

Работа на нижнем складе (это место первичной переработки доставленных из леса хлыстов), вроде как, и не нарушалась, но и рабочие, и руководители леспромхоза, наверное, что-то видели «не то» в этой ситуации. Деталей я, подросток, знать не мог, и помню о частностях только по словам моего отца, работавшего тогда на погрузке леса.

Даже в тот период, когда Дроздов был в «отставке», люди к нему обращались по производственным вопросам, и он, немного для приличия «поотнекивавшись», не имея права давать указания и не желая подменять Фёдорову, ненавязчиво предлагал оптимальные варианты решения каких-то «заторов». Или знали, что он вернётся (а было такое, наверное, раза три), или верили больше его опыту.

Не знаю, насколько спокойно относилась к этому Раиса Алексеевна, но заканчивался «воспитательный» период, и директор возвращал Николая Ивановича на своё (!) место. И опять — пиджак с ручками в нагрудном кармане! И непременно — всё то же благожелательное отношение к людям!

Александр КРЫЛОВ,

п. Кащёнки


Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку